В прошлой жизни я, несомненно, была хиппи. Не смейте спорить.

Я была тонкой, полупрозрачной девушкой с копной пшеничных волос, вечно растрепанных. Я вплетала в них цветные ленты и бусины. Я мало спала. В основном под открытым небом, и почти всегда на плече длинноволосого бунтаря с потертой акустической гитарой. Когда он играл нашей большой дерзкой компании, я подпевала ему глубоким и охрипшим голосом (не идет настоящим хиппи мой теперешний невнятный писк).

У меня было множество цыганских юбок и татуированное сердце на лодыжке. Потому что любовь важнее всяких там будильников и революций.

Мы были молоды и вдумчивы до абсурда. Помню, как одной августовской ночью мы спорили до последней догоревшей в костре ветке о том, мнит ли электрическая лампочка себя солнцем. А затем о том, что наше солнце может оказаться, по странной случайности,  лампочкой, вкрученной в красивый торшер в углу чьего-то загородного дома.

Я умела гадать на картах Таро и призывать удачу. Бунтарь, видимо, поэтому всегда держал меня за руку.  Чтоб не упустить.

В своей прошлой жизни я растратила всю дерзость и свободолюбие, и низкий голос и точеную фигурку. И если бы мое прошлое воплощение увидело бы меня такой, не узнало бы, я уверена. Но ведь что-то во мне, все-таки осталось… растрепанные волосы, ленты и бусины и… страсть к бунтарям.

Comments

comments