Ни о чем не хочется писать. Ни о комнате с пустыми бетонными стенами, ни о важных, казалось бы вещах, таких как выбившаяся прядь, дым сбивчивых мыслей, клубящийся у левого виска, всхлип акустической гитары, ямочка на подбородке, неизбежность, нависающая тяжелой грозовой тучей прямо под потолком.

Не хочется описывать то, как лунный свет прячется в дальнем углу и что после полуночи темнота становится густой и крепкой, что так и хочется размешать ее чайной ложкой и выпить.

Не хочется никому говорить, что у слов есть вкус, у некоторых такой горький, что его не перебить горсткой сахарных словосочетаний, и не запить обещаниями.

Никому не поведаю, что вдохновение порой бьет ключом только от того, что кто-то поддержал тебя под локоть, чтобы спасти от падения. И о том, что «кот» из моих заметок –  точный образ человека, который все никак не узнает сам себя.

Я никому этого не расскажу, потому что с приходом рассвета все это станет второстепенным и уступит место очередям в продуктовом, жалобам на жизнь, квитанциям и рабочему расписанию.

Comments

comments