– Ты разве не знаешь, что коты не едят смородину? – Он улыбается и отодвигает тарелку с десертом, и тарелку с супом тоже. Достает из хрустящего пакета бургер и принимается за еду.

Я молча киваю. Его глаза похожи на ягоды смородины, живые, блестящие, черные, зрачка не видно совсем.

Двенадцатый день я накрываю стол к обеду. Варю супы, добавляю базилик в жаркое, белый молотый перец на кончике ножа, ароматный лавровый лист, затем достаю из духовки шарлотку. Он все равно ест бургеры.

Я теперь обедаю по его расписанию, не с тарелкой мюсли с медом в кровати, а за столом, выпрямив спину. Я читаю умные книги, выписываю цитаты из них, чтобы обсудить за трапезой. Он молча жует, а я перебираю ягоды в прозрачной чашке. Красные и черные, блестящие и сочные, с легкой, бодрящей кислинкой… Что я буду делать, когда завершится мой отпуск? Он станет обедать в офисе, или в парке, или в ближайшей закусочной.

Он игривый и хитрый. Он сметает крошки со стола и вытирает руки полотенцем с утятами. Я также перебираю ягоды, не замечая, что ежедневные сорок минут уже позади. Он целует меня в висок.

– Мышка, может, ты станешь, есть хоть что-нибудь кроме смородины? Что со мной станет, если ты исчезнешь…

Comments

comments