Сегодня на съемках заметила, что к моему кардигану, на плече все еще прилипает прямоугольная наклейка – пропуск на вчерашний спектакль экспериментального театра Teatruspălătorie.


Спустившись по сомнительной лестнице, мы попадаем в полуподвальное помещение и натыкаемся на вежливого официанта, который вкратце объясняет к кому обращаться за билетами, и в каком зале будет проходить представление.

Я достаточно нерасторопна, поэтому неудивительно, что места нам попадаются в самом хвосте зала, и рассматривать происходящее на сцене приходится, наклоняясь то вправо, то влево.

На высоком табурете сидит главный герой мероприятия. Еще на TEDx Виорел Пахоми заявил о себе как об интересном рассказчике, поэтому я нахожусь в приятном предвкушении действия, о котором, к слову, не знаю ничего, кроме провокационного названия – WEAREPORN.

Я послушно отключаю оба телефона. Перед нами – настоящая минималистика: один стул, один пюпитр, один микрофон и один человек, который постепенно, под жесткие музыкальные биты, знакомит нас сначала с неопытным, а затем более искушенным и откровенным Виорелом Пахоми.

Что происходит на сцене? Монолог о сексе и не только, о сексуальном воспитании, порнографии, честности, юношестве и стыде, о страхах и стереотипном мышлении. Это лукаво и иронично, периодически матерно и грязно, а порой серьезно и даже чувственно.

Без сомнения, поддерживать в одиночку интерес даже небольшого зала очень трудно, а тем более беспрерывно казаться харизматичным, забавным и правдивым. Целый час Виорел задает вопросы, шутит и обсуждает постыдные детали, которые в его устах и не кажутся постыдными, а наоборот, естественными и нормальными.

Рамки обычного театра стерты. Выступление больше похоже на дружеский диалог и к середине, кажется, что на небольшой узкой сцене Виорел и не один вовсе, а все мы стоим рядом и участвуем в этом признании, а я сдерживаюсь, чтобы не выкрикнуть свой комментарий.

Пока герой шатается под биты у микрофона и повторяет томным, завораживающим голосом отдельные фрагменты своей речи, тетрадь на моих коленях пополняется идеями и мыслями.

Он садится на стул и начинает зачитывать эссе из книги какой-то известной порно-звезды, имя которой я записываю впопыхах и еще полдня после пытаюсь добиться от Google хоть какого-то вразумительного ответа об ее литературном творчестве.

Темно. Я абсолютно потерялась и не могу даже предположить, сколько времени прошло. Полчаса? Минут двадцать? Затем Виорел благодарит гостей мероприятия и свет включается. Оказывается прошел час.

Это странно, но мне нравится, и я настолько увлекаюсь происходящим, что после представления забываю включить телефоны и отклеить билет с кардигана.

Я думаю о том, что мы молоды. И многие из нас притворяются, что любят классическое искусство: театр, балет или оперу, регулярно посещают галерею. Кичатся тем, что понимают классику, и с умным видом критикуют актерскую игру или музыкальное сопровождение, скрывая при этом как часто зевали/писали смс-ки/считали овец во время действия.

Я ничего не смыслю во всем этом. Я никогда не была в Оперном театре и, наверное, не полюблю балет, но я с удовольствием смотрю то, что близко мне и то, в чем я смогу узнать себя, а это значит, что Teatru-spălătorie мне много ближе.

Comments

comments